chornogora (chornogora) wrote,
chornogora
chornogora

Categories:

ИЗЯ И ПЕТРОВИЧ

Как-то Изя ПОПОВ сидел на вечорницях у Зиганшина. С намереяниями остаться на ночь.

Зиганшин эту штуку просек и стал говорить Изе, что тот грязный вонючий лох.

На обвинения Изя ответил, что он очень негрязный, потому что всегда с собой носит пластиковю бутылку с водойЮ чтобы перед сном попу мыть.

На что Зиганшин настойчиво попробывал поспорить - на предмет предъявления культовой бутылки.

Так вот - в сети существует культовая книжка ИЗЯ И ПЕТРОВИЧ с немыслимо крутым контентом.

Я сегодня очень порадывался этому сообщению. Вспомнил даже юношество. В 98-м году я даже получил премию Нацонального Союза Журналистов за статью про путешествия Ильи ПЛАТОНОВА (Петровича). какую-то немыслимо крутую сумму - долларов 60!

Из любимых миниатюр:

* * *

Изя встретил знакомого - бывшего хипана, а ныне крутого предпринимателя. Тот отечески похлопал Изю по плечу:

- Вот, вчера купил себе "Ауди".

- Это карма, старик, - ответил Изя, - я тоже купил "ауди". - И вытащил из кармана кассету "T-REX".

* * *

Изя и Петрович ехали в поезде по Донбассу. За окном проплыл огромный заснеженный террикон со срезанной верхушкой.

- Фудзияма, - тихо прошептал Изя, глядя в окно.

* * *

Изя и Петрович пили чай. Когда Изя положил в кружку восьмую ложку сахара, Петрович не выдержал:

- Он ведь не растворится!

- Растворится, - ответил Изя и положил девятую ложку, потом добавил: - Сахар, конечно, нужно экономить, но экономить не хочется, потому что... - тут Изя задумался и продолжил, - потому что экономить не хочется.



* * *

Товарищ прапорщик избивал Изю, задержанного вместе с Петровичем в пограничной зоне. Потом остановился, по-дружески обнял его и спросил:

- С пришельцами контактируешь?

- Контактирую,- ответил Изя.

Больше прапорщик Изю не бил.



* * *

Изя ошалело смотрел на работу принтера, из которого одна за другой самостоятельно выползали отпечатанные квитанции, а затем воскликнул:

- Да ведь это же искусственный разум!

* * *

Изя и Петрович ехали в поезде. За окном промелькнула могилка с красной звёздочкой.

- Плохо человеку стало, - задумчиво сказал Изя.



* * *

Изя встретил знакомого- бывшего хипана, а ныне крутого предпринимателя. Тот отечески похлопал Изю по плечу:

- Вот, вчера купил себе "Ауди".

- Это карма, старик, - ответил Изя, - я тоже купил "ауди". - И вытащил из кармана кассету "T-REX".



* * *

Изя и Петрович шли по улице. Неожиданно Изя остановился, о чём-то задумался на мгновенье и перекрестился.

Петрович испуганно посмотрел на Изю и перекрестился тоже. И пошли они с Богом.



* * *

Изя и Петрович ехали в поезде по Донбассу. За окном проплыл огромный заснеженный террикон со срезанной верхушкой.

- Фудзияма, - тихо прошептал Изя, глядя в окно.



* * *

Когда Изя и Петрович встречались после долгой разлуки, Изя падал перед Петровичем на колени и говорил:

- Аллах Акбар!

- Воистину Акбар! - отвечал Петрович и осенял Изю крестным знамением.

* * *

Решив выяснить кармические предпосылки всех своих бед, Изя пошёл на приём к знакомому экстрасенсу. Тот внимательно обследовал Изю, сделал несколько пассов над головой, вздохнул и сказал:

- Старик, энергетика у тебя не в пи..у



* * *

Недовольный результатом своего визита к экстрасенсу Изя отправился на приём к известному целителю. Тот покрутил у него над головой железными рамками и, прежде чем Изя успел открыть рот, сказал:

- Всё, можешь идти, кармы у тебя больше нет!



* * *

Изя и Петрович спорили, кто из них красивее.

- Я красивее, - сказал Петрович, - я видел своё отражение в зеркале.

- Сам себе, что ли, нравишься?

- Да! - гордо ответил Петрович.

- А я - объективно! - сказал Изя.



* * *

Изе представили Петровича, не зная, что они знакомы:

- Знакомьтесь, это Петрович, коммерческий директор фирмы "Выход".

- Из чего? - спросил Изя.

- Из всего, - ответил Петрович.



* * *

Изя спрашивает Петровича:

- Сгущённое молоко осталось?

Петрович молчит. Изя второй раз спрашивает:

- Сгущённое молоко осталось?

Петрович молчит. Изя спрашивает в третий раз.

Наконец, Петрович не выдерживает:

- Банка стоит, а внутрь я не заглядывал!



* * *

Однажды на Питерском фестивале "Rainbow" Изя и Петрович сидели у костра в окружении друзей и ели дармовую кашу. Вдохновленный едой Изя почём зря поносил "славянское быдло", колесо сансары и личную карму. Уловив неодобрение в лицах окружающих, он быстро повернулся к Петровичу и сказал:

- Старик, ты должен быть здесь и сейчас, иначе прибегут буддисты и набьют тебе морду!



* * *

Петрович зашёл в кулинарию и увидел Изю, который пытался купить порцию тушёной капусты у упорно молчащей продавщицы.

- Сколько капустка стоит? - спросил Изя. Продавщица молчит.

- Второй раз спрашиваю, сколько капуста стоит?

- Третий раз спрашиваю, сколько стоит капуста?

- Капуста сколько стоит? - четвёртый раз спрашиваю.

Петрович вышел покурить, а когда вернулся, то услышал:

- В двадцать четвёртый раз спрашиваю, сколько стоит капуста?

Продавщица сломалась на 37-м разе.

* * *

Изя имел обыкновение лезть целоваться к малознакомым людям, которые тут же отстранялись от странного волосатого человека. Изя, хитро улыбаясь, бросал им снизу:

- Сердце - не камень, старичок! - И лез целоваться опять.



* * *

Изя и Петрович как-то сидели на вокзале и пили из термоса чай. К ним подошел цыганчёнок и попросил термос.

- Он нам самим нужен, - пробурчал в ответ Изя.

Однако мальчик не отступал и продолжал попрошайничать. Тогда Изя нагнулся и тихим голосом сказал:

- А знаешь, для чего он мне нужен?

- Для чего? - спросил мальчик.

- Я его себе в попу засовываю, - ответил Изя.

Мальчик испугался и убежал...



* * *

- А вы где родились? - спросил Изя у Петровича.

- Дело в том, что я никогда не был в том месте, где я родился, - печально ответил Петрович.



* * *

Изя и Петрович выясняли, существует ли Бог.

- Может быть Бог и есть, а может его и нет, - размышлял Петрович.

- Бога, может быть, и нет, но Царица Небесная есть точно! - ответил Изя и перекрестился.





* * *

Изя и Петрович пили в пустом кафе чай. Неожиданно Изя расстегнул брюки, вытащил половой член и ополоснул его в чашке с чаем. Потом отхлебнул чай и сладко зажмурился.

- Вкусно? - спросил его Петрович.

- А ты попробуй, - ответил ему Изя и протянул свою чашку.



* * *

Петрович как-то упрекнул Изю в обжорстве.

- Так еда - это наркотик, старичок, - ответил ему Изя, облизывая ложку, - меня в детстве мама подсадила, ничего не могу с собой поделать.



* * *

Как-то ночью Изя сидел на кухне и громко общался с друзьями. Неожиданно дверь открылась, и на пороге появился сонный Петрович.

- Ты, старик, вот что, старик, - сказал он, - ты, старик, смотри, а то...

Тут Петрович осёкся, моргнул большими добрыми глазами и... закрыл за собой дверь.



* * *

Изя ехал в лифте. На первом этаже двери автоматически раскрылись.

- О, Господи! - воскликнула стоящая в ожидании лифта пожилая женщина, увидев Изю.

- Что, Бога вспомнили, страшно стало, когда меня увидели?! - зловеще произнёс Изя.



* * *

Изя и Петрович хотели уехать во Францию.

- Вот увидим мы там двух красивых француженок, - мечтал Изя вслух, - подойдем и скажем:

- Мы из России...

- О! Да вы настоящие тарзаны - воскликнут они, - мы вам, пожалуй-то, и бесплатно дадим...



* * *

Изя и Петрович сидели в кафе и курили. Из-за соседнего столика к ним поднялся пьяный молодой человек в малиновом пиджаке и, дохнув перегаром, обратился к Изе:

- А ты чего сидишь здесь такой грязный?

Петрович выпустил вверх струйку дыма и ответил за Изю:

- Зато у него член чистый...



* * *

Как-то во время разговора с Изей Петрович заметил, что в общении людей присутствуют 1-й, 2-й и 3-й планы. А вот существует ли 4-й - непонятно.

- Существует, - немедленно ответил Изя, 4-й план это смерть, в Японии даже 4-х этажей не строят, после 3-го идёт сразу 5-й.



* * *

Изя ничего не понимал в этой жизни. Иногда он спрашивал Петровича:

- Старик, ты что-нибудь понимаешь? - и, не дожидаясь ответа, продолжал, - я ничего не понимаю!



* * *

- А ты когда, старичок, помирать собираешься? - спросил Изя Петровича.

- Дело в том, батенька, - ответил Петрович, - что я уверовал в жизнь вечную и помирать не собираюсь вообще.



* * *

Изя и Петрович путешествовали автостопом по Европе. С собой они везли большой запас вареной картошки в мундирах в связи с отсутствием денег. С каждым днем она становилась все хуже и хуже, приобретала странный мутно-белый оттенок, а на третий день пути стала испускать специфический запах. И вот как-то в Румынии, в вагоне поезда, Изя извлёк пакет с неопределенного вида месивом, судорожно сглотнул, принюхался и, подмигнув Петровичу, сказал:

- Ну что, говнокартофель есть будем?



* * *

Больше всего на свете Изя любил вьетнамский бальзам "Золотая звезда". С его помощью он лечил все мыслимые и немыслимые болезни - от головной боли и простуды до кариеса и геморроя. И когда, бывало, Петрович жаловался Изе на своё здоровье, тот с готовностью протягивал ему заветную коробочку со словами:

- Старик, возьми, помажь "Звёздочкой" - обязательно поможет.



* * *

Когда Изя приехал в Словакию, он был немало удивлён тем, что словаки называют свою валюту не кронами, а корунами. По этой или другой причине он стал упорно называть словацкие "кроны" корундами. Когда его поправляли: "Правильно будет коруны", он отвечал: "Да-да, корунды".

* * *

В Варне Изя и Петрович набрели на горячий минеральный источник.

- Как ты думаешь, подойдёт мне эта вода? - спросил Петрович у Изи.

- Для любого дела всё подойдёт! - с готовностью ответил Изя.



* * *

В Софии Петрович играл на флейте в подземном переходе и тем зарабатывал на хлеб. Изя стоял напротив и слушал его в течение нескольких часов. Потом подошёл и сказал:

- Чем тебя здесь слушать, мне бы уж легче вагоны пойти разгружать.



* * *

Однажды в Будапеште Изя и Петрович молча ужинали поздно вечером в гостиничном номере. Наконец, оторвавшись от еды, Изя поднял хмурый взгляд на Петровича и сказал:

- Старик, а может взорвать всю вселенную нахрен? Сколько это нужно тротилового эквивалента?



* * *

Изя и Петрович сидели в компании. Неожиданно подружка Петровича пожаловалась на боль в животе.

- Так может, ты беременна, старушка? - Спросил её Изя.

Петрович смутился и густо покраснел, услышав бесцеремонный на его взгляд вопрос.

- Нет, - ответила она.

Разговор плавно перешёл на другую тему. Прошло несколько минут. Всё это время Петрович молча сидел красный до ушей и, наконец, собравшись с духом, прервал беседу громкой и чёткой фразой:

- Изя! Как тебе не стыдно! Может она еще девочка!!!



* * *

Холодным осенним вечером Изя и Петрович сидели на вокзале в Варне в ожидании поезда на Софию. Добродушные болгарки угощали их водкой и сигаретами. Денег у Изи и Петровича, как обычно, не было, и вместо закуски Изя забодяжил малосъедобное варево из овсяных хлопьев "Геркулес", кипятка и остатков варенья.

Веселье прошло на славу, и к ночному поезду на Софию Изя и Петрович вышли уже "никакие". В жарко натопленном купе они устроились на одном диванчике, и их быстро сморил сон. Изя заснул первым, крепко прижав к груди драгоценную банку с овсянкой.

Посреди ночи Петровича стали мучить кошмары. Ему снилось, будто он стоит в луже тёплой грязи в одних шерстяных носках, кругом невыносимая жара, носки прилипают к ногам, и тяжело дышать.

Пошевелив пальцами ног, чтобы прогнать дурной сон, Петрович проснулся. Первое, что он увидел, были три болгарина, которые сидели напротив и смотрели в сторону Изи абсолютно безумными глазами.

Петрович повернул голову, и ему стало дурно - Изя спал, скрючившись у него в ногах, и скрипел зубами. Он всё также крепко сжимал в руках банку, но уже вверх дном. Его шея, воротник пиджака, рукава и штаны были перемазаны овсянкой, которая, лениво сползая всё ниже и ниже, образовала на диване небольшую лужицу, посреди которой лежали ноги Петровича.

Часть варева протекла под диван на радиатор, отчего в купе стоял будоражащий душу запах дешёвого станционного буфета.

Не веря в реальность происходящего, Петрович опустил ноги, и они мгновенно прилипли к полу. Будить Изю было бесполезно. Пошатываясь, Петрович прошлёпал в туалет, оставляя за собой светло-коричневые следы. Выстирав там носки, он набрал воды в пластиковые бутылки и, стараясь не замечать три пары глаз, дико отслеживающих каждое его движение, попытался отмыть диван, пол в купе и спящего Изю, что было особенно трудно. Несмотря на его труды, Изя долго ещё потом кормил голубей в многочисленных городах Европы, отколупывая от своей одежды присохшую овсянку...



* * *

Изя и Петрович стояли в магазине и пили томатный сок. Вдруг со стороны прилавка раздался громкий хлопок, похожий на пистолетный выстрел.

В воздухе, очертив дугу, промелькнула жестяная крышка и шлёпнулась на пол у ног Петровича. Продавщица молча взяла трёхлитровую банку с перебродившим соком и собралась её унести, но сообразивший что к чему Изя быстро пролез за прилавок, отобрал у застывшей продавщицы банку и с восторженным криком: "Это же бражка!!!" - опорожнил её на треть, удовлетворённо чвякая и обливаясь содержимым на виду у изумлённых покупателей.

Выбежавшие на шум тётки в белых грязных халатах отобрали у Изи бражку и выгнали его вон...

На улице Изя блаженно улыбался. В его ленинской бородке висели крупные капли, переливаясь в лучах вечернего солнца.

Он был счастлив.



* * *

От Изи ушла жена, и он вместе с Петровичем поехал искать её по России. Шла зима. Кругом была страшная слякоть. На третий день пути, в Сасово, у Изи начали разваливаться сапоги. При каждом шаге они издавали странный всхлипывающий звук, и из них текла вода, заставляя Изю проклинать "славянское быдло", коммунистов и луганскую обувную фабрику.

Наконец он не выдержал и попросил Петровича купить ему новую обувь. Петрович полез в карман и вытащил оттуда всю наличность - две измятые пятисотрублёвые купюры.

- Походи пока так, - попросил он Изю.

Тогда Изя, балансируя на одной ноге, стащил сапог и молниеносным движением рук разъял его на две части, как будто тот был сделан из папье-маше.

- В этом можно ходить? - кричал Изя, размахивая перед лицом Петровича бесформенными лохмотьями, с которых во все стороны летела вода.

Подобная трансформация произвела на Петровича неизгладимое впечатление. Подставив плечо, он помог Изе допрыгать до ближайшего магазина и там купил ему летние туфли...



* * *

Изя работал актёром в частном кукольном театре. Вместе с труппой он разъезжал по городам и деревням Донбасса, где театр давал представления в детских садиках.

Однажды, когда актеры вылезали из электрички с сумками полными реквизита, Изя, неуклюже вытаскивая свою поклажу, загородил проход другим пассажирам. Он потел, пыхтел и злился и, наконец, молодая женщина, стоящая сзади, не выдержала и попросила его двигаться побыстрее. На что Изя повернулся и пронзительно закричал на весь вагон:

- Да! Я старый педераст!

Больше Изю не беспокоили.



* * *

Придя помолиться на могилу учителя Иванова, Изя увидел растущий там мак.

- Как же так, Порфирий Корнеевич! - воскликнул он, - я же завязал...



* * *

Как-то раз Изя в порыве духовной близости поведал Петровичу о своей жизни в Москве. Жил он у панков. Эти панки очень любили игру "веснушки". Смысл её таков: на стол, окруженный панками, залезает молоденькая панкушка и какает.

Потом самый главный панк бьет кулаком изо всех сил по г..ну. У кого получается больше "веснушек" - тот выиграл.

Рассказав все это, Изя ностальгически вздохнул и признался:

- И я тоже играл, старичок...



* * *

Однажды Изя ругался с Петровичем.

- Ты не еврей, - кричал он, - можешь пришить свою крайнюю плоть обратно.



* * *

Изя был непревзойденным кулинаром. Он обладал способностью готовить еду из подручных средств. Поднося ложку с варевом землистого цвета к протестующему Петровичу, Изя приговаривал:

- Старичок! Попробуй! Это же прасад!!!

* * *

Как-то раз голодные, измученные и, по обыкновению, без денег, Изя и Петрович предавались мучительным размышлениям о природе вещей и богатстве в частности. И Изя предложил гениальный способ обогащения:

- Нужно пойти и зарезать старушку, отобрать у неё последний рубль, потом зарезать вторую старушку, третью, четвертую... зарезать миллион старух и стать миллионером. Все равно они ни кому не нужны...



* * *

Изю очень интересовала интимная сторона жизни своих друзей и знакомых.

Встречая на улице парочку, он в разговоре, как бы невзначай, спрашивал:

- А вы, СЛУЧАЙНО, не любовники?



* * *

Однажды, когда Изя был в гостях у Петровича и его жены, ему попался на глаза женский гигиенический пакет.

- Это тот самый, с крылышками? - спросил он.

- Нет, Изя, без крылышек, - ответила жена Петровича.

Изя повертел пакет в руках, зачем-то отклеил уголок предохранительной полоски. Его лицо выражало полное недоумение. Наконец, он спросил:

- Старушка, а не больно потом эту штуку отдирать?



* * *

У Изи постоянно высыпалась из карманов мелочь. Каждое утро, когда Изя вставал и брал со стула свои штаны, она со звоном катилась во все стороны. Изя, ругаясь, собирал её и, обращаясь к Петровичу, если тот был рядом, говорил:

- Старичок, я ничего не пойму, у тебя что, мелочь никогда не высыпается из карманов?



* * *

Изя и Петрович шли по направлению к украино-словац- кой границе с целью её пересечь. Опытный взгляд Петровича отмечал малозаметные признаки приближения Европы. То здесь, то там появлялись домики с остроконечными черепичными крышами, цветá зелени, неба, гор становились всё более насыщенными, а их сочетания гармоничными. Обо всём этом он и рассказал Изе, выходившему из кустов и застёгивавшему на ходу штаны.

- Да, - согласился Изя, - всё так и есть. У меня даже моча стала другого цвета.



* * *

Иногда Петрович жаловался Изе на житейские неурядицы. Изя мудро похлопывал его по плечу:

- Старичок, а ты карму учитывал?



* * *

Как известно, Изя отличался своей религиозностью. Однажды в Краматорске ему понравилась девушка, и он решил с ней познакомиться.

- Как тебя зовут? - спросил Изя.

- Меня зовут Голубь Света, - ответила девушка.

Прошло несколько минут, прежде чем Изя вышел из религиозного ступора.



* * *

Изя и Петрович лежали на полу и долго смотрели в потолок. По потолку змеилась тонкая длинная трещина.

- Дыра, - нарушил молчание Петрович.

- Что? - не понял Изя.

- Мабуть це енергетична дира, - уточнил Петрович.



* * *

Изя зашёл в гости к Петровичу и по обыкновению тут же скрылся в ванной комнате. Через некоторое время водопроводные краны издали характерный хрюкающий звук, а ещё через несколько секунд изумлённый Петрович услышал страшный грохот, доносившийся из ванной комнаты... Он заглянул туда и увидел намыленного Изю, который стоял на четвереньках в ванне и бил по ней изо всех сил кулаком...

- Славяне быдло, - кричал Изя, - Гитлер был святым, он убивал славян, чтобы они не мучились. Коммунисты ему не дали, они любят издеваться над людьми. Славяне это быдло, их нужно было убить всех.

- Бум, бум, бум, - гудела ванна.

- Спасибо партии родной, - кричал Изя. - Спасибо, спасибо, спасибо...

Петрович подогрел на кухне воды и помог Изе смыть остатки мыла.

- Давления не хватает, вода не доходит до шестого этажа, - заметил Петрович, поливая Изину прыщавую спину из ковшика.

- Так зачем они строят девятиэтажные дома, пусть строят трёхэтажные.

- Тогда вода будет только на первом этаже, - уверенно сказал Петрович.

- Славяне быдло! - закричал Изя и стукнул по ванне ещё раз. - Пусть роют землянки и там живут, вода будет сама стекать вниз, никакого давления не нужно!





* * *

Изя зашел в гости к Петровичу, когда тот ругался с женой. Он сел и с живейшим интересом стал наблюдать за перебранкой, стараясь по возможности вникнуть в смысл происходящего и добрым советом помочь всем сразу. Когда обе стороны исчерпали запас обвинений друг против друга и уже просто не знали что же делать дальше, Изя, обращаясь к жене Петровича, сказал:

- Старушка, а ты не пробовала еще какашками побросаться?



* * *

Однажды Изя пожаловался Петровичу:

- К нам на работу приняли бывшего гэбэшника. Приходиться с ним каждый день здороваться. Мне противно, он сам руку тянет - не знаю, как быть.

- А ты намажь себе руку говном, - посоветовал Петрович.



* * *

Изя ходил сдавать кровь на донорский пункт и тем зарабатывал себе на жизнь. Но у него возникала проблема с отовариванием льготных талонов, так как магазин, где их принимали, работал до 3-х часов дня, а Изя в это время только вставал. Как-то он подошёл к Петровичу, протянул ему двухрублёвый талончик и попросил купить что-нибудь поесть.

- А что именно? - спросил Петрович.

Изя задумался на секунду и ответил:

- В общем, купи побольше, повкуснее и подешевле!



* * *

Изя ехал в поезде. По вагону шла женщина с подносом:

- Котлеты покупайте, котлеты покупайте, котлеты покупайте...

- А наркотики у Вас есть? - спросил её Изя.

- А зачем Вам наркотики? - удивилась она.

- А зачем мне котлеты? - сказал Изя.



* * *

- Господь-то нам как помогает, - сказал Петрович, глядя на жующего Изю.

- Так все моими молитвами, - ответил Изя.

- И моими, - обиделся Петрович.

Изя задумался на секунду и, не переставая жевать, согласился:

- Ну, и твоими тоже.



* * *

Как-то раз в Будапеште Изя приготовил еду и, рекламируя свои кулинарные успехи, пригласил Петровича к столу, ткнул пальцем в тарелку и сказал:

- Старичок, посмотри, это же сыр! - и, боясь, что Петрович не поймёт, уточнил:

- Cheese.



* * *

Однажды в Москве Изя пошёл покупать хлеб к закрытию хлебного магазина.

- Хлеб весь, - сказала ему продавщица.

- Прекрасно! - обрадовался Изя, - мне одну буханочку, пожалуйста.

- Хлеб весь, - нервно повторила продавщица.

- Мне весь не нужен, - ответил Изя, - дайте одну буханку.

- Хлеб весь! - закричала продавщица.

- Я понимаю, - ответил Изя, - мне одну буханку... После часа препирательств Изя понял, что хлеб, действительно, весь.



* * *

Изя очень любил время от времени показывать друзьям свою голую попу...

Доверительно заглядывая в лицо кому-либо из знакомых, он говорил:

- Старичок, хочешь, я тебе попу покажу? - после этого быстро поворачивался и ошеломленному собеседнику открывался потрясающий вид на одно из несомненных Изиных достоинств.

Оглядываясь через плечо, Изя испытующе наблюдал за реакцией зрителей.

Однако Изина страсть была безответной - никто не доставлял ему подобного наслаждения.

И вот однажды, когда Изя был в гостях у Петровича, к нему подошла пятилетняя дочка Петровича и радостно спросила:

- Изя! Хочешь, я тебе попу покажу?

Не дожидаясь ответа, она повернулась спиной и, повиляв розовой голой попой, убежала в другую комнату, восторженно смеясь.

Изя был растроган до слёз...



* * *

К Изе вернулась жена.

Как-то раз они ждали в гости Петровича с подружкой. Изя был с ней знаком и попросил Петровича не афишировать этот факт, опасаясь ревности жены.

Раздался звонок в дверь. В квартиру ввалился красный до ушей Петрович и, подталкивая девушку вперёд, громко и фальшиво до невозможности сказал:

- Изя! Познакомься! Это Вика! Вы ведь ещё не знакомы?!

... Когда гости ушли, жена закатила Изе страшный скандал.



* * *

Женщины любили Изю, но мало кто из них решался выйти за него замуж. Изя сильно страдал и, если заходил к даме (даже замужней), обязательно говорил:

- Старушка, выходи-ка за меня замуж!

В конце концов, он стал называть всех женщин своими жёнами. Встречая Петровича, он спрашивал:

- Старичок, ну как там поживает наша жена?



* * *

Изя и Петрович вышли из общественного туалета, поцеловались и разошлись в разные стороны. Неожиданно Петровича взял под руку мужчина средних лет и, показывая на удаляющегося Изю, тихо сказал:

- А вы знаете, что этот волосатый известный в городе гомосексуалист? Остерегайтесь его!



* * *

Как-то в молодости Изя встретил трёх музыкантов - битников, которые собрались побить его за длинные волосы.

- Но ведь вы музыканты, - сказал Изя, - вы любите "Битлз", а у Леннона длинные волосы.

- Ты сначала стань таким, как Леннон, а потом волосы отпускай, - ответили они, но бить не стали.



* * *

У Петровича кошка родила двух котят. Развалившись в кресле, Изя держал обоих котят за шкирку, ухмыляясь беззубым ртом, и пытался определить их пол.

- Старичок, - наконец сказал он Петровичу, - давай-ка, назовем их Куни и Лингус...



* * *

Посетив общество "Сознание Кришны", Изя уверовал в иллюзорность бытия.

- Пойми, - убеждал он Петровича, - весь Мир - это майа, иллюзия!

- Как иллюзия? - возмущался Петрович. - И жена моя тоже, что ль, иллюзия?!



* * *

Много лет Изя убеждал Петровича в том, что тот еврей. Наконец, Петрович решился пойти в синагогу. Провожая его, Изя сказал:

- Старик, не забудь, когда зайдёшь, снять шапку, перекреститься и сказать: "Шалом, бояре!"



* * *

Петрович славился своей маршальской походкой. Когда он вместе с Изей куда-нибудь шёл, то незаметно вырывался вперёд и неожиданно для себя обнаруживал, что Изи рядом нет.

- Старичок!!!- кричал ему сзади Изя.

- Что?- оборачивался Петрович.

- Отойди ещё метров на пятьдесят, тогда поговорим!!!





* * *

Сидели как-то Изя и Петрович, временно задержанные украинскими пограничниками, на автомобильном КПП "ЧОП" после неудавшегося перехода австро-венгерской границы и ждали решения своей судьбы.

Изя писал стихи, а Петрович их почему-то записывал. Была холодная декабрьская ночь с дождём. Они сидели в просторном холле КПП и курили стрельнутые сигареты. Изя время от времени уходил в туалет в сопровождении офицера погранвойск Украины, а Петрович, воровато оглядываясь, зарывал в кадке с пальмой секретные документы, потому что есть их уже не хотелось, а отдавать врагам было нельзя.

Вот изины стихи:



Такой же великий, как и голубой,

который выходит, не зная следов,

глядя на переносной файв-о-клок,

летит в глубину третий глаз на хвосте.

И пусть пепел империй лежит на дорогах,

мы ступаем по ним, выйдя духовными-

пусть вернулись мирскими,

но слава же Богу, что вернулись

с венгерским тюремным хлебцем.

Ах, собака, собака я- украл полотенце

у несчастных австрийцев, где проблема- табак.

И красивая девушка, сама не зная зачем,

охраняет шпиона и пиромана.

Харе Кришна! Вернулись!

Живые и к женщинам. Только Рогов- дурак,

пусть готовит уж рис,

программируя глупости, раз так умён.

Руки Леночки- их не забуду вовек,

когда стукну слегка в двери травы,

то сторож Сергеев, выключив зелень,

пойдёт, запихнув полы крыльев в карман...

Через три часа Изю и Петровича отпустили с миром без предъявления обвинений по беспричинной милости Господа...



* * *

Изя и Петрович вели высоко-духовную беседу о святых идеях хиппи, о том, какие прекрасные у них имена: Ромашка, Ветерок, Травушка...

- А давай я буду называть тебя Кузнечик, - ласково сказал Петрович и поцеловал Изю в лоб.

Тут в дверь позвонили и вскоре на пороге появились две девушки космической красоты.

- Меня зовут Вишенка, - сказала одна из них.

- А это Кузнечик, - дрожащим голосом произнёс Петрович, указывая на Изю, и прослезился...

... На следующее утро не выспавшийся Петрович рыдал на плече у Изи:

- Как цветочек, старичок, как цветочек...



* * *

Как-то раз, ещё в советское время, Изю оштрафовали за безбилетный проезд в автобусе.

Изя нехотя вытащил последнюю трёшку и отдал контролёру.

Когда тот, довольный, отвернулся, Изя зловеще прошептал ему вслед:

- И горе-злосчастье в придачу...



* * *

Находясь в Афинах, Петрович заболел идеей жизни в одном из экологических поселений, которых, как известно, разбросано по всему миру очень много.

Однако, после просмотра в интернете сайтов экопоселений, у него возник ряд сомнений, и он решил посоветоваться с Изей.

Дозвонившись в Луганск, он сказал:

- Как мне понимать следующий текст: "У нас в поселении есть машина, грузовик, компьютер..." У кого это у нас? Я ведь тоже могу сказать, что у нас с тобой есть дом...

- Да-да-да-да-да,- оживился Изя на том конце провода, - у нас с тобой есть общий дом, общая жена, общий муж, общий ребёнок и даже общий половой член...

За нагадку подякували capricios

Изя и ПЕТРОВИЧ. ЧАСТЬ 2.

УПД. Обращу внимание потенциальных читателей (в кол-ве 4 человек), что многие даилоги имели место быть. Так, одного разу на ПРОЛИСКе Изя, стрельнув сигарету РОСТОВ-ДОН у какого-то баклана, убеждал меня, что сигарета = это наркотик.
Tags: Петрович и Изя
Subscribe

  • ИЗЯ в 90м году

    Снимем шляпы перед мистером Харпером!

  • ИЗЯ И ПЕТРОВИЧ

    Те, кто пропустил на прошлой неделе знаменитую книжку ИЗЯ И ПЕТРОВИЧ могут воспольнить пробел сегодня. Продолжают поступать воспоминания про ИЗЮ,…

  • Петрович и Изя

    ИЗЯ И ПЕТРОВИЧ. ЧАСТЬ 2. * * * Однажды, когда Изя и Петрович сидели на кухне, к ним зашла подруга Петровича и грустно сказала: - Вчера весь вечер…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 14 comments

  • ИЗЯ в 90м году

    Снимем шляпы перед мистером Харпером!

  • ИЗЯ И ПЕТРОВИЧ

    Те, кто пропустил на прошлой неделе знаменитую книжку ИЗЯ И ПЕТРОВИЧ могут воспольнить пробел сегодня. Продолжают поступать воспоминания про ИЗЮ,…

  • Петрович и Изя

    ИЗЯ И ПЕТРОВИЧ. ЧАСТЬ 2. * * * Однажды, когда Изя и Петрович сидели на кухне, к ним зашла подруга Петровича и грустно сказала: - Вчера весь вечер…